street

Корабельная Чаща

012.jpg


«Корабельная чаща» - многим это словосочетание знакомо ещё со школы: именно так называется философская сказка Михаила Пришвина, последняя повесть знаменитого советского литератора. Но не всем известно, что прообразом «Корабельной чащи» послужило реальное место, реликтовый сосновый бор на границе республики Коми и Архангельской области, который настолько впечатлил писателя, что повесть, вдохновленная  посещением этого места, стала одним из самых знаменитых, ключевых произведений  в его творчестве.
Спустя ровно восемьдесят лет после экспедиции Пришвина, по заповедным чащам республики Коми отправилась группа фотографов и журналистов – протестировать на практике маршрут, разработанный агентством Коми по туризму, и попытаться понять – чем же так поразил писателя северный лес.


 Общая протяжённость маршрута – 385 километров. Практически заброшенная гравийно-бетонная дорога заканчивается в 176 километрах от Усогорска своеобразным памятником человеческой цивилизации, словно декорация фантастическому фильму в жанре постапокалипсис. Дальше – только пешком.


Пешим ходом – до Чащи и обратно - предстоит пройти около 40 километров. Быстро углубляемся в нехоженую тайгу. Солнце словно играет с нами, выглядывая из-за стволов 20-метровых елей, под ногами – болота и заросли хвоща.


По меркам городских прогулок 40 километров – не так уж и много, но в диких коми-дебрях скорость передвижения не больше километра в час, а то и меньше – если пробираться приходится по болотистой местности. Пешеходных тропинок нет, есть карта, компас и примерное направление.


Путь преграждают  ветровалы – пространства с поваленными ветром деревьями. Ощущение, будто идёшь по следам героев «Корабельной чащи»:  « Все, кто ходил по еловому лесу, знают – корни у елки в землю не погружаются, а плоско, как бы на блюде, лежат. От ветровала обороняются рогатые елки только тем, что одна оберегает другую. Но как не оберегай, ветер свой путь знает и валит деревья без счету. Часто падают деревья и на тропу. Перелезать дерево трудно, мешают сучья…»


«Невиданное зрелище открылось, когда мы достигли верха слуды (прим.: слуда – топоним, обозначающий уклон, гору): довольно редкие сосны среднего возраста стояли на скатерти белого моха, чуть разве зеленоватого <…>И вот на белом зеленая полоска: это когда-то дерево упало и долго спустя дало жизнь на белом зеленом мху» -  рассказывет писатель о походе по северному лесу в своих дневниках.


Ближе к цели, на исходе второго дня путешествия, белый,  «олений» мох, который не раз упоминается в записях  Пришвина, встречается всё чаще, еловый лес становится гуще и выше, но это радует – болота закончились, остаётся просто пробираться по чаще с рюкзаками и преодолевать ветровалы.


То, что мы на верном пути, подтверждают и охотничьи пасы – знаки родовой принадлежности, которые часто вырубали на деревьях, обозначая границы охотничьих угодий. Наш проводник, Морозов Александр Реомидович демонстрирует пасы, вырубленные около сотни лет назад.


«Знамя другого человека на россошине означает: не ходи на мой ветер, на мою пяту, на мой топор. Такой у нас в суземе закон: другой не ходи на мой топор» - по памяти цитирует строки Пришвина другой наш гид,  известный краевед Дина Ивановна Чупрова. Ещё один охотничий пас – воронья пята – многократно упоминается в «Корабельной чаще»: «Два коротких рубыша – это два пальчика вороньей пяты, третий же – пальчик и ногу в один длинный рубыш».


Если внимательно смотреть по сторонам, можно обнаружить и другие охотничьи знаки – к примеру, проржавевший капкан, приколоченный к дереву не одно десятилетие назад.


До Чащи остались считанные километры. На подходах нас встречает охотничья изба, и, чуть дальше, старинный амбар – приземистая постройка из брёвен, словно сошедшая со страниц сказки.


Сколько лет этому амбару – сказать сложно; на крыше слой мха достигает толщины 15-20 сантиметров. Именно в  этих местах вполне мог обитать Онисим, герой «Корабельной чащи»,  хранитель заповедного леса: «Так повелось в области Коми, что кто-нибудь очень пожилой, потерявший силу работать в семье, уходил на Звонкую сечу и там жил».


 Последнее препятствие на пути в Чащу. Ветровалы, которые приходилось преодолевать на протяжении всего пути,
здесь сыграли нам на руку. Если бы на  пути не встретилось поваленное дерево, пришлось бы  вброд переходить не слишком широкий, но бурный и довольно прохладный Поч, приток Мезени.


Еловые дебри совершенно неожиданно заканчиваются, и взгляду открываются огромные  сосны – по 30-40 метров. Сразу же приходит понимание – вот она, знаменитая пришвинская Корабельная Чаща. Из-за чистоты и высокого качества сосен эту чащу и назвали Корабельной - рассматривалась возможность использовать уникальный лес на нужны кораблестроительной и авиационной промышленности. К счастью, Чаща сохранилась, а в 1989 году, вскоре после посещения этих мест знаменитым  журналистом Олегом Лариным совместно с директором Ертомского лесхоза Николаем Коврижных, Чаще был присвоен статус ботанического заказника.

«Там деревья так чисты, что нет сучков на большую высоту, а под деревьями мох белый олений, и тоже чистый и теплый: станешь на коленки - и только хрустнет и будешь, как на ковре. Тогда кажется человеку, будто его эти деревья, поднимаясь к солнцу, с собой поднимают»


40-метровые 500-летние сосны уходят в небо, а под ногами расстилаются ковры из белого мха.


«Ковры» заповедного леса – это отдельная история: любуясь на природные орнаменты под ногами, можно запросто забыться и заплутать меж столетних сосен.




Перемещаться по заповедному лесу приходится очень аккуратно – боишься случайно задеть гриб или зацепить кустик с ягодами.




 Грибы и россыпи ягод здесь – буквально на каждом шагу.


Стоит посмотреть на уходящие в небо на десятки метров сосны, и понимаешь, почему Пришвина так впечатлило это место. «Корабельная чаща вот какой силы и красоты, что каждое дерево на подбор – дерево к дереву так часто, что какому надлежит падать, упасть и нельзя: прислонится к другому и стоит как живое».


На прогулку по чаще времени совсем немного – выдвигаемся в обратный путь,
аккуратно, чтобы не нарушить хрупкое равновесие этого места, ступая по полям из мха и грибов.


Общее впечатление от Корабельной чащи, особенно после долгого блуждания по коми-тайге и болотам: это место буквально светится, здесь с головой накрывает ощущение спокойствия и гармонии.


Обратная дорога – это снова два десятка километров по тайге и ветровалам  под проливным дождем.
Блуждая по болтам, понимаешь - Корабельная чаща, к сожалению (хотя, может, и к счастью), абсолютно не приспособлена для туризма. Чтобы привлечь путешественников, необходимо проделать большую работу, нужно хотя бы какое-то подобие экотропинок и стоянок, если появится туристы – понадобятся и смотрители, экскурсоводы.   Пока же Чаща остаётся неприступным, практически нетронутым цивилизацией, сосновым оазисом среди диких коми-лесов.
Путешествие в Корабельную Чащу было организовано агентством Коми по туризму при поддержке администрации Удорского района, компании «Комиавиатранс» и организатора туристических маршрутов в районе – ООО «Ожерелье Удоры».


Какая красотища!!!
И, кажется, это здорово, что просто так туда не пробраться, не наследить и не попортить))))
Да, сейчас туда пешую дорогу знают пару местных охотников-гидов - кроме охотников туда вообще мало кто добирается. Хотя даже в этой глуши мы нашли пару пластиковых бутылок

Edited at 2015-09-24 07:51 am (UTC)
Спасибо за прекрасный рассказ! Снимки чудные!
Чаща
По моему это южная молодая часть бора которая была вырублена в войну. В северной части сосны должны быть совсем другого "калибра". В бор можно попасть так же из Архангельской области.
Re: Чаща
Да, можно и из Архангельской, но нам организовывала путешествие Коми-администрация) Почти одновременно с нами была экспедиция со стороны Архангельской обл. В южной части, где есть следы техники, мы тоже были. К сожалению, в силу специфики мероприятия были там не больше 6-7 часов, не было времени всё отснять и показать. Надеюсь, получится ещё раз туда вернуться.